Спектакль "Нарисованная"

Спектакль "Нарисованная"
Спектакль "Нарисованная"
Спектакль "Нарисованная"
Спектакль "Нарисованная"
Спектакль "Нарисованная"
Спектакль "Нарисованная"
Спектакль "Нарисованная"
Спектакль "Нарисованная"

Одноактный спектакль по мотивам повести Н.В. Гоголя "Невский проспект"

Хореография Анна Куликова
Музыка Глеб Чесовитин (запись рекламной студии "Альбер")
Дизайн костюмов Светлана Мотренко
Изготовитель костюмов ателье "КОЛЛЕКЦИЯ"
Сценография "АртТрио" Надежда Таубер, Егений Шалбанов, Александр Татарников
Художественный руководитель Инна Черных
Продолжительность 30 минут
Премьера 7, 8 марта 2002

 

Либретто

Картина первая.
ПРОЛОГ.

Комната художника, захламлённая всяким художественным вздором. В левом углу - мольберт с начатой работой, во всю авансцену возвышается огромная рама, ожидающая своего шедевра.
Ворвавшись в свою обитель, художник направляется прямо к мольберту, выронив при этом пару набросков из папки с эскизами. Он взволнован и явно питает истинный талант. Обмакнув кисть в смешение красок, художник рьяно, поспешно, дабы не забыть и не упустить деталей, рисует перспективу самого лучшего из проспектов - Невского. С каждым мазком вырисовывается картина непостижимых характеров и явлений. Среди них образ возлюбленной - Мечты.
Художник Пискарёв застенчивый, робкий, но в душе своей носивший искренние чувства, готовые при удобном случае превратиться в пламя.

Сцена первая.
Нет ничего лучше Невского проспекта.
Какая быстрая свершается на нём фантасмагория в течение одного только дня, и наш художник вновь направляется к нему. С самого раннего утра он наблюдает здесь лица, имеющие свои занятия, заботы, но вовсе не думающие о Невском. Сейчас Невский проспект не составляет ни для кого цели, а служит только средством. После полудня Невский проспект - проспект педагогический, на него делают набеги гувернёры всех наций со своими питомцами. Но ближе к двум часам число гувернёров, педагогов и детей уменьшается, и Пискарёв делает наброски портретов их нежных родителей, идущих под руку со своими слабонервными подругами. К ним присоединяются тысячи видов шляпок, сюртуков, превосходные бакенбарды, тонкие талии, возбуждающие удивление, ножки в очаровательных башмачках, и ещё бесконечное количество характеров, повергающих в изумление.
Но как только сумерки упадут на дома и улицы, настаёт то таинственное время, когда лампы дают всему такой заманчивый чудесный свет. Перед художником промелькнула очаровательная незнакомка: она была так хороша, что он невольно последовал за ней. Красавица, к которой так прильнули его глаза, мысли и чувства, вдруг поворотила голову и взглянула на него. Весь мир вокруг замер.

Сцена вторая.
Тысячи фантазий роем пронеслись у него в голове. Все, что дает мечтание и тихое вдохновение, всё это, казалось, слилось и отразилось в её взгляде. Она обворожительна, как "Мечта". Дыхание занялось в его груди, и всё в нём обратилось в неопределённый трепет, все чувства его горели, но в эту минуту он чист и непорочен, и дышит неопределённой потребностью любви.

Сцена третья.
Незнакомка привела художника в своё жилище. Везде царит какой-то неприятный беспорядок: громкие мужские и женские голоса раздаются без всякого принуждения. Художник понял, что зашёл в этот приют, где основал своё жилище жалкий разврат, но она стояла перед ним также хороша, и он уже готов был забыться, как вдруг красавица значительно улыбнулась, стала говорить что-то так глупо и пошло, откровенно глядя ему в глаза…
Художник бросился со всех ног и выбежал на улицу.

Картина вторая.
Сцена четвёртая.

Проникнутый разрывающей жалостью, он сидит в своей каморке перед нагоревшей свечой, не в силах понять происходящего, ведь красота в его помыслах сливается только с непорочностью. Перебирая наброски картин, без сна и бдения, задаётся он одним и тем же вопросом, не находя никакого ответа: что за жизнь наша - вечный раздор мечты с действительностью.
Дремота воспользовалась одолевшими его грёзами…

Сцена пятая.
…Как вдруг дверь отворилась, и блистательная публика ввалилась в его обитель. Сверкающие дамские плечи, чёрные фраки, люстры, лампы, воздушные газы, но она между всем этим блеском ослепительнее всех, всех роскошней. Она подала знак, и вот художник уже подле неё. Танец длится долго, фигуры сменяют одна другую, то разлучая, то соединяя их вместе.Наконец, у них появилась возможность объясниться, как вдруг она проскользнула мимо и исчезла. Пискарёв приложил все усилия, чтобы раздвинуть толпу и рассмотреть её. Беспокойный, утомлённый, он носится по залу в поисках возлюбленной. Наконец, ему явственно показались стены его комнаты. Это был всего лишь сон…

Сцена шестая.
Сновидения сделались его жизнью. Он употребил все средства, чтобы уснуть и видеть его вновь. Она пришла к нему в наряде, дышащем деревенской простотой, в которую только облекается мысль поэта. Так мила и грациозна её походка. Всё в ней тайное, неизъяснимое чувство вкуса, всё в ней говорит: "Не презирайте меня, я вовсе не та, за которую вы меня принимаете". Он проснулся растроганный, растерзанный, со слезами на глазах.

Сцена седьмая.
Из всех сновидений одно было радостнее другого. Она, опять она! Кроткая, нежная, в её глазах томных, усталых - время блаженства. Её раскаяние так глубоко тронуло Пискарёва, что он твёрдо решил жениться на ней и тем самым вырвать из "когтей разврата" самое прелестнейшее из созданий.
Шумной толпой ворвались с поздравлениями и пожеланиями. Не умолкая гремит музыка, неустанно один танец сменяет другой. Она всё время с ним, она готова дать согласие. Красноречивой рекой льются тост за тостом. Но что он слышит? Среди поздравлений навязчивее и навязчивее проскальзывают пошлые шуточки, насмешки, слова, исполненные пустоты и праздности. Его возлюбленная, подзадоривая гостей, принимает активное участие в бешеной кутерьме низких, презренных насмешек - верных спутников разврата. Этого нет сил перенести. Ум его, потерявший чувства и мысли, помутился…
…Так погиб, жертва безумной страсти, художник Пискарёв, робкий, скромный, по-детски простодушный, носивший в себе искру таланта, быть может, со временем вспыхнувшего бы широко и ярко.

ЭПИЛОГ
"…Как странно играет нами судьба наша. Всё обман, всё мечты, всё не то, чем кажется…"
Невский проспект живёт своей повседневной жизнью и никто не заметил смерти бедного художника.